Запад экспортирует идеологию вместо технологий

Томас Пикетти в своей книге «Капитал в XXI веке» пишет, что рост доходов, улучшение жизни и сокращение неравенства наступают вследствие распространения практических знаний, навыков и технологий. К такому выводу он пришёл после многолетних и глубоких исследований статистических данных. Свобода торговли, рыночные механизмы, мобильность капитала и труда, а также прочие преимущества капитализма не играют существенной роли. Более того, их воздействие противоречиво. Могут помогать. А могут и препятствовать. Главное – это простые знания о том, как лучше делать хорошие вещи, облегчающие повседневную жизнь. Такой подход может показаться излишне технократическим. Но вывод Пикетти действительно подтверждается всей исторической практикой. 

Например, когда люди научились добывать и поддерживать огонь, то качество жизни повысилось. Люди стали меньше мёрзнуть. А, научившись готовить на огне, стали разнообразнее питаться. И весьма вероятно, что широкое распространение технологии разведения огня способствовало повышению уровня социальной справедливости: если раньше при наступлении морозов сильные и здоровые имели больше шансов выжить, а слабые, больные были почти обречены на смерть, то теперь человеческое общество могло корректировать биологическое неравенство, размещая женщин, детей, прочих слабых соплеменников и больных поближе к живительному теплу очага.

Социальные утописты, относившие «Золотой век» человечества к далёкому прошлому, похоже, серьёзно ошибались. Видя неравенство, несправедливость, несвободу современности, усиленные действием подавляющих личность социальных механизмов и отчуждающим эффектом технологий, они полагали, что в древности, когда социальные институты были неразвиты, а технологии недоступны, в человеческом обществе было больше свободы и справедливости. Но всё, что мы знаем о древних обществах и о жизни реликтовых племён, задержавшихся на ранних стадиях развития, противоречит представлениям ретроградных утопистов. Первобытный коммунизм – это не естественное состояние человеческого племени, не выделяющего себя из природы, а тонкий и сложный социальный механизм. О работе этого в высшей степени изощрённого социального механизма воспроизводства справедливости и фактического равенства мы можем многое прочитать в трудах и полевых исследованиях современных антропологов. Антропологи, изучая жизнь людей в реликтовых племенах, полностью опровергли представления о том, что люди на ранних стадиях доклассового общества живут в гармонии с природой и не нуждаются в социальных институтах. Напротив, социальные институты стадии первобытного коммунизма порой сложнее тех, которые действуют в нашем обществе.

Развитые техника и технологии повышают качество жизни и способствуют выравниванию доходов и уровня жизни всех членов общества, но только при условии широкого распространения и повсеместной доступности практических знаний, профессионального образования, навыков, оптимальных интеллектуальных и технологических решений. Если технологии развиваются, но не распространяются, а остаются в руках немногих, то это не устраняет неравенство, а, напротив, критически его усугубляет. Если знание о том, как добывать огонь, засекретить, хранить внутри узкой касты, то не последует ни значительного повышения качества жизни всего племени, ни роста социальной справедливости.

Насколько нам известно, древние племена благоразумно воздерживались от «защиты интеллектуальной собственности» на практические улучшения всеобщей жизни, к примеру, огонь или колесо. Важнейшие навыки, такие как содержание домашнего скота, выращивание зерновых, гончарное дело, выплавка и обработка металлов, возникнув в одном месте, распространялись по всему человеческому миру, как пожар. Всё происходило настолько (по меркам древности, разумеется) быстро, что мы не всегда можем локализовать центр изобретения той или иной технологии, мы даже предполагаем одновременное открытие в нескольких местах, что тоже возможно, но не обязательно. Тайными, эзотерическими становились иные знания, имеющие отношение к религии, мистике, в конечном итоге к чисто социальным технологиям, то есть знание о том, как устроить и воспроизводить именно наше общество, гармонизировать его внутри себя и с внешней средой и социализировать посредством ритуалов и обучения новых поколений. «Технические» технологии открыты. Духовные «технологии» закрыты.

Создаётся впечатление, что современный мир, в лице лидирующей цивилизации Запада, избрал противоположную тактику. Он широко распространяет и даже навязывает силой оружия свои социальные технологии: электоральную демократию, феминизм, финансовый капитализм и прочие. А вот технические технологии старается скрыть, защитить системой «интеллектуальной собственности». Делается это не с целью облагодетельствовать мир, а с целью сохранить экономическое неравенство. Ведь если действительно хочешь творить добро и нести всем радость, то поделись конкретными знаниями. Передай медицинские технологии и рецептуры лекарств бесплатно. Открой доступ к промышленным ноу-хау. А социальные технологии, такие как «свободное рыночное общество», можешь оставить себе.

Справедливости ради надо заметить, что арабский мир с точки зрения основных цивилизаций Востока всегда являлся Западом, и не только в географическом смысле. Поэтому экспансия исламской идеологии – это та же самая западная тактика навязывания собственного понимания социальности, что и движимая европейцами экспансия сначала христианства, а потом «демократии».

Источник: vz.ru

Добавить комментарий