Восточные немцы разочаровались в западных

Это было совершеннейшее совпадение – очередной тур выборов в ландтаги некоторых федеральных земель ФРГ прошел ровно в дни, предшествующие юбилею падения Берлинской стены. В минувшие выходные прошли выборы в Саксонии и Бранденбурге, следующие – в октябре в Тюрингии.

Власти и правящая партия настолько озабочены этими выборами, что им пока в голову не приходит говорить о юбилее падения стены по одной простой причине – тогда придется подводить какие-то итоги и говорить какие-то слова.

И если уж не врать так откровенно, как они последние годы делают, то любой анализ того, как стала жить объединенная Германия, будет так или иначе в пользу оппозиционных кандидатов. То есть вчерашних оппозиционных партий. Точнее, всего одной партии – «Альтернатива для Германии», АдГ. И с результатом под 23 процента в одной земле и 27 процентов в другой она как бы уже и не то чтобы оппозиционная. Она –вторая партия по величине: и в Бранденбурге, и в Саксонии. При этом встроенная в систему немецкая пресса продолжает называть ее «правыми популистами», «нацистами» и «фашистами». А цепляющаяся за остатки власти партия ХДС надувает щеки и утверждает, что она с этими гадами в ландтаге на одном километре рядом не сядет.

Собственно, я только что в нескольких предложениях описал все, что произошло со времени падения стены. Но они требуют для стороннего читателя некоторых пояснений и расшифровки. 

Самый главный итог – иллюзия «объединения» развеялась. Германия расколота, как никогда. Несмотря на то, что сегодня каждый работающий платит «налог на солидарность» (официальное название) в количестве 5,5 процента с дохода, солидарности нет.

Все, что заложили два предшественника Меркель со времен падения стены и что позволило новой большой ФРГ стартануть в будущее – все уничтожено, развалено и профукано в бесконечной демагогии немецкой политической элиты, лидером которой себя считала партия ХДС. Которая (вы будете смеяться) еще не так давно значилась, как партия правого центра. Ключевое слово – «правого». Сегодня политики довели общество до того, что все вздрагивают от слова «правый», и за тексты той же Меркель девятилетней давности, озвучь ты их сегодня – получишь ярлык правого экстремиста.  

То есть те самые демократия и свобода выражения, к которым так стремились восточные немцы в 1989-м, вдруг сократились до пятачка, на котором резвится партия власти, которая все дальше и дальше скатывается в банальную левизну и социалистические бредни, и подчиненная ей пресса. 

Со времени падения стены экономика новых бывших социалистических земель так и не улучшилась по сравнению с западной, а теперь, когда госпожа Меркель проела все, что досталось ей после реформ Шредера, западная экономика замедлилась настолько, что следующий шаг – рецессия. Именно поэтому сегодня немецкий восток чувствует себя не только брошенным, но и глубоко обманутым.

Восток же голосует за «Альтернативу для Германии» не просто так, типа из-за нелюбви к мигрантам. Там живет достаточно мигрантов, в том числе поволжских немцев и немцев из Казахстана. Они голосуют, потому что немецкая пресса называет их «казахами», когда речь идет об убийствах руками «сирийских беженцев». Они голосуют за АдГ не потому, что они какие-то «правые экстремисты», а потому что немецкая пресса называет их нацистами и фашистами только потому, что они выходят на мирные митинги в Хемнице. Они голосуют против партии власти потому, что журнал «Шпигель» на развороте, посвященном Восточной Германии, на карте Саксонии рисует гитлеровские усики.

Восток сегодня – это та территория, которая вдруг поняла, что не верит ни слову из берлинской пропаганды.

То есть им обещали свободную прессу и демократические процедуры – в результате дали опять партийную прессу и ярлык нацистов. Ожидали свободу мнений, а получили линию партии, антирыночные законы и экспроприацию жилья. 

Чем вообще отличается восточный от западного? Восточный немец еще недавно вплотную сталкивался с советской массированной пропагандой и с квазисоветской – гэдээровской. И привык отделять эту чушь от собственной нелегкой жизни. И знает двоемыслие и лицемерие партийной элиты. Поэтому восточный немец за 10 километров носом чует любую пропаганду – как пуганая ворона, что куста боится. Это опыт наших поколений – выросших при советской власти. И теперь они видят массированную пропаганду и травлю несогласных под видом «демократии». И они не согласны, когда их убивают новоприбывшие неграждане и их же за это «уважаемая» пресса шельмует нацистами. 

Западные жрут эти щи двумя ложками – у них нет иммунитета перед пропагандой. Поэтому восточные их раздражают. Западных, конечно, раздражает и Меркель тоже – и все чаще ей вменяют в вину то, что она … родом с Востока. Не то, что она в 2015 году нарушила конституцию, не то, что она уничтожает энергетику и автомобилестроение. Нет. То, что она, по сути, тоже восточная.

Когда ты смотришь на карту выборов в Бранденбурге (а это огромная территория вокруг Берлина, который туда не входит), то видишь, как население голосует за АдГ – 23 процента и за социал-демократов, которые проваливаются все глубже и глубже на всех остальных территориях. Они готовы голосовать за кого угодно, лишь бы не за партию власти ХДС. Причем надо понимать, что именно земля Бранденбург была основным плацдармом присутствия в Германии Советской армии. До падения стены.

Русским Горбачев скомандовал уйти, а американцы – остались. Тогда это казалось логичным – объединение народа, все дела, мимими, слезы и бананы в магазинах.

На самом деле не надо было русским никуда уходить.

Источник: vz.ru

Добавить комментарий