Версальский «мир», или Где рождаются Гитлеры?

100 лет назад, утром 18 января 1919 года, к старинному зданию французского министерства иностранных дел на набережной Кэ д’Орсе потянулись вереницы роскошных кортежей и пафосных делегаций. В этот день в Версале открылась мирная конференция – событие, которое, как ожидали измученные войной народы, принесет долгожданный мир на землю Европы и которое, как уверено сегодня большинство историков, стало первой и главной причиной новой и еще более чудовищной войны, которая разразится всего лишь 20 лет спустя…

Тот, кто не хочет повторения трагедий, должен учить уроки истории. Увы, за гомоном голосков, нашептывающих о сиюминутных выгодах, эта банальная истина редко бывает услышана. Но уроки Версаля стоят того, чтобы вспомнить его столетний юбилей.

Время и место Версальской конференции было выбрано французским премьером Клемансо, вложившим в них всю возможную глубину символа. Именно здесь, в Зеркальной галерее Версальского дворца, 18 января 1871 года, после победы во Франко-прусской войне Отто фон Бисмарк провозгласил рождение новой Германской империи – Второго рейха. Теперь здесь же, в Версале, Германской империи предстояло исчезнуть…

Столь явный символизм указывал на то, что союзники не собираются шутить, что они пришли для того, чтобы искромсать труп поверженного врага. Так и случилось. На Версальскую конференцию съехались тысячи делегатов из 27 стран. Однако настоящими победителями и вершителями судеб мира чувствовали себя Англия, Франция, США. Они и стали творцами новой Европы.

Прежде всего «большая тройка» объявила главным и единственным виновником войны Германию. Допустим. Однако для того, чтобы обрести статус гегемона Европы, именно Германии не так уж и нужна была война. Своих целей Германия вполне добивалась чисто экономическим путем. Для этого ей нужно было завершить строительство своих железных дорог из сердца Азии. Последнее же, разумеется, требовало мира.

В то же время войны страстно желала Франция, мечтающая о военном реванше и стремящаяся вернуть потерянные в 1871-м Эльзас и Лотарингию… Войны желала и Англия, со все возрастающей тревогой глядящая на быстрорастущие амбиции Германии и России и видя в них угрозу своей мировой гегемонии… Наконец, войны желали настоящие хозяева Америки – крупнейшие банкирские дома Уолл-стрит, без которых и сама эта война просто не могла бы состояться или, во всяком случае, продлиться достаточно долго…

Сегодня вспоминать об этом стесняются, однако стоит напомнить: война стоила странам-участницам баснословных денег. Одни только прямые военные расходы 1914–1918 годов составили, по подсчетам английских экономистов, 186 млрд золотых долларов США. Общие же расходы превысили 360 млрд тогдашних золотых долларов. Всего за сутки войны воюющие страны тратили около 250 млн (!) долларов (свыше 15 млрд на сегодняшние деньги). Приняв во внимание, что накануне войны ежегодный национальный доход Англии и Германии оценивался примерно в 11 млрд золотых долларов, России – 7,5 млрд, а Франции – 7,3 млрд, нетрудно убедиться, что уже к концу первого года войны все воюющие страны были фактически банкротами.

Как же война могла продолжаться? Очень просто. У стран-участниц были мощные кредиторы, не забывающие подбрасывать уголек в тлеющий и грозящий совсем погаснуть огонь войны. Главным (и по сути, единственным) кредитором мировой войны стала так называемая Федеральная резервная система США – крупнейший мировой Центробанк (то есть частный банк, имеющий эксклюзивное право эмиссии денег), созданный в 1913 году указом президента Вильсона и аккумулирующий активы крупнейших банкирских домов Уолл-стрит. Все четыре года войны ФРС исправно снабжала деньгами воюющие страны. Точнее, так: конгломерат американских банкирских домов субсидировал Англию, Англия – Францию, Франция – Россию. Не оставались обиженными и Германия с ее союзниками, которых окормляли материнские банки немецких Варбургов и Шиффов.

Итак, всего 186 млрд долларов прямых военных расходов… Чтобы оценить значение этой суммы, достаточно сказать, что она в три раза превышала стоимость всей железнодорожной сети планеты к началу XX века. К концу войны одна только Англия оказалась должна банкирам США более 8 млрд фунтов стерлингов (притом что ее совокупные затраты на постройку самого мощного в мире флота дредноутов в 1907–1914 годах не превысили и 50 млн фунтов).

Итак, понятно, кто оказался настоящим победителем этой войны. Именно они, настоящие победители, и шествовали теперь во главе американской делегации по коридорам Версаля – все эти Куны, Лебы, Морганы, Варбурги, Шиффы со своей многочисленной свитой – всего около 1300 (!) человек деятельных советников и помощников президента Вудро Вильсона…

И еще одна пикантная подробность: в то время как Пол Варбург, творец ФРС и первый ее глава, в составе делегации Вильсона принимал капитуляцию Германии, его родной брат Макс Варбург, банкир кайзера Вильгельма и глава Секретной службы Германии, был в составе делегации, которая эту самую капитуляцию подписывала. Какие чудные совпадения, не правда ли?

Сделать мир безопасным для демократии – так официально звучала объявленная президентом Вильсоном цель вступления США в мировую войну. Что это означало на деле? Необходимость снести с лица земли все эти традиционные европейские монархии и империи, мешающие свободному хождению капитала – вот что это означало и вот что было блестяще достигнуто в ходе мировой войны.

Германская, Австро-Венгерская, Русская, Османская империи прекратили свое существование, американский банковский капитал одержал полную победу над европейским (то есть английским), американский доллар вытеснил фунт стерлингов с позиции основной мировой валюты, а в качестве финансовой столицы мира эстафету у Лондона отныне принимал Нью-Йорк…

Каковы же оказались последствия войны для Европы и прежде всего Германии? По Версальскому мирному договору территория Германии сокращалась на 70 тыс. кв. км. Германия лишалась всех своих колоний (площадью 3 млн кв. км и населением 13 млн человек). Эльзас и Лотарингия отходили Франции, Мальди и Эйнеп – Бельгии; Италия получала австрийский Южный Тироль, вновь созданная Польша – Познань, части Поморья, Пруссии и Верхней Силезии; Данциг (будущий Гданьск) становился вольным городом. Населенные этническими немцами провинции Судет, бывшие частью Австро-Венгрии, становились отныне частью Чехословакии, новоявленной демократии, слепленной Францией и США в качестве вечной угрозы Германии.

Германии запрещалось также иметь военный флот и современные вооружения. Ее армия сокращалась до 100 тыс. вооруженных винтовками человек. На страну были наложены неслыханные репарации в размере 132 млрд золотых марок (сумма, вдвое превышающая национальный доход Германии за 1913 год). И все это были еще цветочки.

В 1921 году Германия начнет выплачивать свой астрономический долг, и ее финансовая система будет ввергнута в хаос гиперинфляции… В начале 1923 года угольные месторождения Рура – индустриального сердца Германии – будут оккупированы французскими и бельгийскими войсками, а город Мемель (будущая Клайпеда) – бандитски захвачен Литвой (!) при полном попустительстве мирового сообщества…

В ноябре 1923 года золотая марка будет стоить уже триллион бумажных, а уровень детской смертности достигнет 20%. Страна будет отдана на разграбление олигархам, возникшим буквально из ничего, и мелким спекулянтам из Восточной Европы. Дж. Г. Уэллс назовет это безумие «массовыми экономическими убийствами». Гиперинфляция довершит тотальное разграбление страны, одновременно в Баварии и других «красных районах» активизируется Коминтерн, а по окраинам – сепаратисты, финансируемые французами и итальянцами. Германия окажется на грани полного развала и хаоса…

А уже в следующем 1924 году все железные дороги, основные производства и финансовая система страны перейдут согласно «плану Дауэса» под контроль группы Моргана. Под контролем американских банкиров окажутся и основные статьи бюджета, акцизы, пошлины и, наконец, право эмиссии немецких денег. Сама марка прекратит свое существование и будет заменена «золотым стандартом» (то есть де-факто долларом). Немецкий народ будет обращен в полнейшую нищету, сама же страна обратится даже не в колонию, а во что-то вроде загородного отеля и публичного дома для заокеанских банкиров. Роскошные отели вдоль центральных улиц Берлина и Гамбурга, перед ними толпы немецких детей обоего пола, промышляющих проституцией, а вокруг бескрайняя мусорная пустыня с копошащимся на ней нищим вымирающим населением – так начинались «золотые двадцатые» Веймарской республики…

На этом, пожалуй, можно и завершить наш краткий исторический очерк. Тот, кто не хочет повторения трагедий, должен учить уроки истории. Увы, за гомоном голосков, нашептывающих сильным мира сего о сиюминутных выгодах, эта банальная истина редко бывает услышана. Но теперь, во всяком случае, читателю станет немного более понятно, где рождаются и откуда приходят в наш лучший из миров Наполеоны и Гитлеры, не так ли?

Источник: vz.ru

Добавить комментарий