Почему чиновники перестали бояться тюрьмы

11 ноября в ходе совещания с правительством президент России Владимир Путин заявил о краже сотен миллионов при строительстве космодрома Восточный.

«Сто раз сказано было: «Работайте прозрачно. Деньги большие выделяются. Проект тоже носит практически общенациональный характер». Нет: воруют сотнями миллионов. Сотнями миллионов. Уже несколько десятков уголовных дел возбуждено. Состоялись уже решения судов, в тюрьме люди сидят. Нет. Порядка так там до сих пор и не удалось навести как следует». 

Удивление вызывает не столько сам факт воровства, сколько необъяснимое упорство чиновников, которых, кажется, посадки совершенно не пугают. Возбуждение по фактам нарушений при строительстве космодрома 140 уголовных дел и приговоров в отношении 50 человек никак не улучшило ситуацию. Воровство продолжается.

Последние несколько лет громкие аресты высокопоставленных чиновников перешли в разряд рядовых новостей. Сидят несколько губернаторов, счет осужденным вице-губернаторам вообще давно потерян, посадили на восемь лет даже бывшего руководителя всей российской тюремной системы – Александра Реймера.

Чуть больше общественного интереса вызвал арест федерального министра Улюкаева, да и то лишь из-за изрядной водевильности истории с колбасой.

Если подходить к проблеме коррупции сугубо формально, то карательная система работает на полную катушку, а на фоне ужесточения финансового и фискального контроля воровать из бюджета становится реально опасно. Но воровать при этом не перестают.

У двух арестованных полковников – Захарченко и Черкалина – изъято только наличности на 21 млрд рублей. И российские граждане, которым в здравомыслии и понимании устройства жизни никак не откажешь, понимают, что у генералов денег хотя бы теоретически должно быть на порядок больше.

Громкие аресты, которые идут один за одним, поток уголовных дел совершенно не вызывают ощущения близкой победы над коррупцией. Более того, они вызывают эффект совершенно обратный.

Громкие коррупционные дела не имеют никакого «воспитательного» эффекта. Осужденный за взятку в особо крупных размерах бывший губернатор Кировской области Никита Белых преспокойно пишет колонки на «Эхо Москвы». А чего ему их не писать, если руководство колонии определило его на «теплую» должность библиотекаря? Алексей Улюкаев и вовсе пишет книгу и занимается йогой.

Но на фоне домашних арестов бывшего главы «Русгидро» Евгения Дода (дело на 323 млн рублей) или сердюковской протеже Евгении Васильевой (дело на 3 млрд рублей), это выглядит еще сурово.

Проблема даже не в том, что высокопоставленные «сидельцы» сидят совсем не так, как простые работяги. Даже получив большой срок в семь–девять лет, эти люди выходят через три–четыре года по УДО, сохранив большую часть своего состояния. А лояльное высокое общество совершенно спокойно принимает их обратно в свой круг. Да и кого в России можно удивить наличием судимости?

Посмотрите на съемку из залов судов. Вы увидите на фотографиях сытые, довольные лица людей, абсолютно уверенных в себе. В этих лицах нет ни отчаянья, ни страха за свою судьбу. 

Математика здесь простая. Если ты украл ящик сникерсов – ты и сел в тюрьму нищим, и выйдешь из нее таким же нищим. А вот если ты украл 300 млн рублей и тебе дали пять лет – даже если ты отсидел из них три, оно все равно того стоит. Потому что, пока ты сидишь в «санатории», твой доход равен 8,3 млн рублей в месяц, не считая процентов.

Громкие аресты не заканчиваются такими же громкими отчетами о конфискованных миллиардных состояниях. Напротив, эта часть расследования остается самой непубличной.

Бизнес-кейсы Захарченко и Черкалина являются сегодня в России гораздо более восхитительным примером и жизненным ориентиром, чем история Стива Джобса или Джека Ма.

Простому парню из какого-нибудь Нарьян-Мара или Саратова все эти книжки про Силиконовую долину и IPO в Сингапуре не сильно понятны. А вот история деревенского паренька из Ростовской области Димы Захарченко, который окончил школу с золотой медалью и к 40 годам нажил миллиарды, выглядит гораздо убедительнее.

Захарченко получил 13 лет, но не назвал никого из покровителей и старших партнеров. Дело полковника Черкалина тоже не привело ни к каким громким отставкам и новым арестам.

Прокуратура ведет бесконечные тяжбы, пытаясь конфисковать имущество полковников-миллиардеров, получая встречные иски от их родственников, которые просто глумятся над российской судебной системой.

Вместо того, чтобы продемонстрировать эффективность государства, дела Захарченко и Черкалина, словно кислота, разъедают доверие к дееспособности его правоохранительной системы.

Расстрел директора Елисеевского гастронома Соколова в 1982 году имел первейшей целью устрашение всех, кто покушался на экономические основы советского государства. При этом наказание не имело характера внесудебной расправы. Приговор на сто процентов соответствовал действующему в СССР уголовному кодексу.

Так же себя ведет и американская юстиция со времен Аль Капоне, который, как известно, получил 11 лет за неуплату 388 тыс. долларов налогов.

США беспощадно конфискуют всю собственность, которую полагают приобретенной на преступные доходы, оставляя членам семей осужденных лишь социальный минимум. Это касается преступлений, связанных с наркотиками, с отмыванием денег и преступлениями в банковской сфере. В общем, все то, что наши либералы стыдливо называют экономическими преступлениями, наказание за которые предлагают всенепременно смягчить.

Бернард Мейдофф, миллиардер, филантроп, уважаемый член общества, один из создателей биржи NASDAQ, в 2009 году за создание финансовой пирамиды был осужден судом Нью-Йорка на 150 лет заключения. У него, а также членов его семьи было конфисковано все имущество, включая 80 миллионов долларов, на которые претендовала его жена.

Осужденный в 2017 году на полтора года (!) по «делу реставраторов» бывший начальник департамента Минкульта Борис Мазо теперь задержан в Австрии. Финансовые разведки Испании и Австрии нашли у него в Европе активов на 15 млн евро.

Стоили эти деньги полутора лет в СИЗО? Любой вам скажет – конечно, да!

Пока российская правоохранительная система не начнет доводить коррупционные дела до конца, а концом может быть только полное «обнуление» экономического состояния фигурантов, уровень коррупции снижаться не начнет.

11 ноября Конституционный суд РФ решил, что суды имеют право изымать в пользу государства имущество, если оно куплено на доходы, законность которых не подтверждена. При этом речь идет не только о чиновниках, но и обо всех аффилированных с ними лицах.

Кажется, лед тронулся…

Смотрите ещё больше видео на YouTube-канале ВЗГЛЯД

Источник: vz.ru

Добавить комментарий