Опорные точки новейшей истории России

В комментариях под моими текстами на разных ресурсах множество людей выражают, мягко говоря, серьезное сомнение в искренности и неоплаченности моих сегодняшних взглядов. Большинство почему-то полагает, что я совершил переход из, условно, либерального лагеря в стан защитников России и ее интересов из меркантильных соображений: дескать, теперь мне больше платят. Это не совсем так.

Доходы мои после ухода с радио «Свобода» упали в несколько раз, и я считаю это вполне естественным. Российский журналист зарабатывает существенно меньше, нежели американский. Так что нет, материальный стимул у меня, можно сказать, отрицательный. Меня это не особенно расстраивает – мне и моим близким нынешнего уровня благосостояния вполне хватает.

Есть те, кто считают, что, совершив переход, я превратился в безудержного и невменяемого лоялиста, поддерживающего российскую власть во всех ее начинаниях, не способного критически взглянуть на ее ошибки, а то и преступления. Это довольно разумное замечание, поскольку я действительно не увлечен оппонированием политической системе, сложившейся в России. Меня интересуют не ее огрехи, а ее достижения. Этому есть очень простое объяснение.

Уже очень долгое время я не живу в России – 14 лет в Праге и последние пять лет в Донецке. Я свободен от травмирующего влияния российской повседневности, мне не ведомы проблемы, с которыми сталкиваются мои сограждане. Именно поэтому я могу рассматривать происходящее на родине со стороны и исключительно в историческом контексте.

Нет, конечно, я постоянно бываю в Москве, внимательно слежу за событиями, чтобы быть в курсе всех новостей. Я осведомлен обо всех претензиях в адрес руководства РФ, ее президента. Оппозиция, проклинающая сложившуюся в России систему вещей, и вовсе является предметом моего описания и анализа. Но мне интересно видеть, как сплетается историческая канва, я вижу действия нынешних российских правителей из учебника истории, который будет написан лет через 50. Не думаю, что в нем будет представлен список бытовых невзгод средневзвешенного российского гражданина.

Даже бедность, которую наши либеральные сограждане считают почему-то ужасающей, едва ли удостоится упоминания, поскольку низкий уровень доходов населения – величина очень относительная. На фоне откровенно нищих стран, где граждане голодают по-настоящему, мы выглядим богачами. На постсоветском пространстве мы занимаем уверенные лидирующие позиции. У будущего историка просто не будет никаких оснований считать Россию паттерном материального убожества. Учитывая подсанкционный режим, в котором уже почти шесть лет пребывает страна, ее экономика демонстрирует удивительную стойкость.

В учебнике истории, который я упомянул, обязательно будут присутствовать такие темы, как Южная Осетия и Абхазия, Крым, Украина, Сирия, найдется там место и для мюнхенской речи Владимира Путина. А это значит, что, возможно, еще не родившийся исследователь российской истории пройдется по событиям, изменившим ситуацию на планете, опрокинувшим надежды глобалистов на строительство и консервацию однополярного мира, где ведущей скрипкой являются США.

Неважно, какой знак он проставит действиям руководства РФ – плюс или минус. Важно то, что опорные точки новейшей истории таковы, что из них легко выводится смысл сегодняшнего существования России. Или, если хотите, ее миссии.

Хорошо это или плохо, каждый решает, исходя из собственных политических взглядов, но независимо от них, надо признать одну очевидную вещь: России при Путине удалось раскачать и сломать навязанный миру Америкой в постсоветский период порядок вещей. Ей удалось доказать, что она настроена решительно защищать своих и умеет это делать. Что она готова отстаивать чуть было не изъятый Вашингтоном суверенитет дружественных государств. В Сирии она вообще вернула этому слову почти утраченное значение.

Мне нравится то, что наша страна вновь становится сильной, уверенной в себе, что в союзе с Китаем она получает возможность на равных конкурировать с крупнейшей державой мира, что она стала центром, с которым связывают надежды многие народы, мечтающие о независимости, не желающие становиться частью евроатлантического глобалистского проекта. И в этом я вижу суть происходящего. А бедность и коррупция – это и правда плохо. Но я не уверен в том, что этого не понимают в Кремле.

Более того, мне кажется, что и с одним, и с другим там пытаются справиться. С переменным успехом. Но он не может быть абсолютным, если учитывать то прискорбное обстоятельство, что при Ельцине наша страна чуть было вообще не прекратила свое существование. А говорить о ее геополитической роли в те времена просто не приходится. Да и какая могла быть роль, если, прокляв собственное прошлое, мы в то время двинулись на выучку к Западу.

Я гражданин великой страны. И это знание наполняет меня гордостью и любовью к своему народу. Я горжусь тем, что мы сумели пережить постыднейшие годы и избавиться от их консьюмеристских соблазнов. Помните статью Ларисы Пияшевой «Где пышнее пироги?», которая была опубликована во время перестройки? Так вот, мы уже не живем страстью к пышному пирогу, восстановленная связь времен дает нам возможность обрести дыхание в подвигах наших предков, в величайших достижениях культуры, в животворящей традиции.

Мне очень нравится сегодняшняя Россия, хотя живу я в Донецке. Но это тоже Россия. Может даже немного больше, чем та, которая в Москве.

Источник: vz.ru

Добавить комментарий