Начало конца демократической легитимности

Стороннему наблюдателю, не особо посвященному в тонкости американской внутренней политики, иной раз бывает сложно понять то упорство, с которым либералы стремятся очернить, заклеймить и отстранить от власти 45-го президента США Дональда Трампа. Его довольно долго называли «беззаконным президентом» (что бы это ни значило). Теперь вдруг появился новый термин – «нелегитимный президент». И это нечто новое.

Понятно, что либералам он не нравится. Его недолюбливают и некоторые консерваторы. Но он демократически избранный глава государства. Дональд принял присягу. Сей факт был удостоверен главным судьей Верховного суда. Передача власти состоялась. Смысл-то в сменяемости, не так ли?

Президента можно критиковать. Его можно победить на выборах 2020 года, забыв о его единственном сроке, как о страшном сне. Сделать это будет сложно, учитывая рост американской экономики, но все-таки возможно. Зато каков урок! Политический выскочка-популист попробовал. Кое-что у него даже получилось. Но опытные политики (или молодое поколение либералов – как кому больше нравится) быстро взяли реванш.

Если врагам действующего президента этого недостаточно, то его можно подвергнуть импичменту и выпроводить из Овального кабинета с перспективой судебного срока. Это тоже непростое дело. За всю историю страны ни одного главу государства так и не удалось осудить силами Конгресса. Дважды (в 19-м веке в отношении Эндрю Джонсона и в 20-м в отношении Билла Клинтона) процедура была инициирована Палатой представителей. И оба раза Сенат оправдывал президентов, а их политическим противникам позже приходилось пожинать горькие плоды поражения.

Поэтому, несмотря на постоянное муссирование темы импичмента в СМИ, число сторонников немедленного начала установленной законом процедуры среди конгрессменов не так уж много – всего лишь около 60 (при общей численности нижней палаты в 435 человек). Спикер Палаты представителей Нэнси Пелоси время от времени делает громкие заявления, но ясно дает понять своим коллегам, что также не в восторге от такой перспективы. На днях она заявила: «Я не хочу, чтобы Трампа подвергли импичменту. Я хочу, чтобы его отправили в тюрьму». Что это конкретно значит, спикер не уточнила.

Когда говорят об исторических примерах отстранения президентов от власти, то чаще всего вспоминают не Джонсона с Клинтоном, а Ричарда Никсона, который добровольно ушел в отставку буквально накануне начала процедуры импичмента. Во всяком случае, конгрессмены из его собственной партии уверяли его, что импичмент неизбежен. Историки до сих пор спорят о том, что было бы, если бы Никсон «уперся» и продолжил сражаться. В Сенате вполне могло бы не набраться двух третей голосов, необходимых для успешного завершения юридической процедуры.

Ричард позже сам признавался в своих неподобающих действиях в отношении как политических противников, так и следователей, копавших под его окружение. Давая интервью, он пускал скупую мужскую слезу и просил прощения у американцев. Спецпрокуроры по его делу за год и три месяца отправили в тюрьму на длительные сроки несколько высокопоставленных сотрудников его администрации (по основному обвинению, а не как Пола Манафорта – за уклонение от уплаты налогов задолго до начала работы на Трампа). Большое жюри присяжных знало о виновности президента и в своем вердикте указывало на него – как на «одного неназываемого участника заговора». А спецкомиссия Конгресса доподлинно установила, что по распоряжению Никсона были уничтожены улики.

Был виновен и Билл Клинтон. Независимый обвинитель Кеннет Стар, занимавшийся его делом, в своем отчете двенадцать раз указывал на необходимость предъявления обвинения президенту. Нарушил закон и Джонсон. Но они стояли на своем. И победили. Любопытно, что никто после окончания рассмотрения дела Клинтона не утверждал, что у власти находится «не тот человек». Демократическая и юридическая процедуры были соблюдены. В Белом доме продолжал работать легитимный глава государства.

Спецпрокурор Роберт Мюллер работал по «русскому делу» почти два года. Результаты его работы ничтожны. Попытки сделать из его отчета обвинительное заключение силами юридического и надзорного комитетов Палаты представителей тянут на хорошую пиар-акцию, но никак не на законное основание для импичмента, который, повторюсь, объявлять демократы не торопятся. Тем не менее все либеральные медиа, придя в себя после удара, нанесенного им абсолютно пустым отчетом Мюллера, каждый день твердят, что Трамп совершил преступление. Более того, по мнению «говорящих голов», выступающих на CNN, MSNBC, ABC, CBS и т. д., факт совершения преступления «всем очевиден».

Однако мантры об «очевидности» уже не срабатывают. Во-первых, они ничего не меняют в политических раскладах. Тот, кто не верил в абсурдные обвинения в адрес президента, так в них и не верит. Того же, кто верил, начинает раздражать позиция демократов в Конгрессе – где же импичмент? Ну а небольшой контингент граждан, кто удосужился прочесть отчет Мюллера от корки до корки, недоумевает, зачем вообще было начинать «русское дело».

И тогда в ход пошли аргументы о «принципиальной нелегитимности» Дональда Трампа. Логика этих аргументов следующая. Поскольку «очевидно», что 45-му президенту помогли избраться русские, то он не может считаться легитимным лидером страны. В частности, колумнист издания The Hill Хуан Уильямс пишет: «Трамп боится правды о помощи России, потому что эта правда заставляет американцев смотреть на него как на нелегитимного президента… Избирателям придется увидеть страшную правду – он президент только потому, что Россия вмешалась в гонку 2016 года». Чтобы у читателей не осталось сомнений, автор напоминает: «Кстати, нет никаких сомнений, что Россия работала на его избрание».

Но дело не ограничивается только «русским агентом» Трампом. Одна из восходящих звезд Демократической партии чернокожая активистка Стэйси Абрамс в ноябре 2018 года проиграла на выборах губернатора Джорджии республиканцу Брайену Кемпу. Поначалу она признала поражение, но затем заявила о нарушениях в ходе голосования. «Разбор полетов» как силами избирательной комиссии, так и специальной группы минюста никаких нарушений не выявил. И тогда демократы решили, что всё дело в расизме. На одном из партийных мероприятий в Джорджии конгрессмен Сет Молтон сформулировал претензии к губернаторским выборам так: «Если бы Америка не была расистской страной, Абрамс была бы губернатором».

Мысль либеральным стратегам понравилась – и они решили ее развить. Большинство кандидатов в президенты от Демпартии официально заявили, что победа Кемпа стала следствием «подавления явки цветного населения». Здесь требуется пояснение. Демократы и республиканцы давно спорят о «честности выборов». Республиканцы выступают за соблюдение строгого порядка регистрации избирателей и проверки их документов при получении на руки бюллетеней. Демократы утверждают, что все эти бюрократические барьеры придуманы для того, чтобы не допускать к урнам чернокожих.

Что ж, барьеры и правда могут быть чрезмерными и даже использоваться для достижения политического результата. Но в таком случае надо менять избирательное законодательство. А до тех пор исполнять существующий закон. Однако эта логика демократов не устраивает. Так, Джо Байден недавно заявил, что действующие в Джорджии правила «являются наследием законов Джима Кроу», в связи с чем он не может признать легитимность губернатора Кемпа.

Раньше подобная аргументация применялась только в отношении «недемократических стран». Мол, ваши законы неправильны и нелиберальны, поэтому всё, что делается на их основе, является нелегитимным, в связи с чем оппозиция имеет право нарушить эти законы и при поддержке «всего прогрессивного человечества» сменить власть. К «правильным» государствам эта логика была неприменима. Особенно к США – «стране законов и демократии».

И вот всё изменилось. Законно и демократически избранные лидеры могут оказаться «нелегитимными», поскольку либеральная общественность сочла, что обладает некой особой правдой, перед которой немеют и закон, и волеизъявление граждан. Между тем демократическая легитимность основана именно на верховенстве закона и демократии. Если есть исключения, то нет легитимности. Давайте на минуту представим, что русские (китайцы, северокорейцы, рептилоиды или кто-то еще) действительно работали на избрание Трампа. Если эти злоумышленники смогли подменить бюллетени, протоколы избиркомов, подделать итоговые результаты, то тут все ясно – необходимо объявлять выборы несостоявшимися и назначать новые. Но если русские или рептилоиды незаконно агитировали за Трампа, производя на свет fake news и обманывая избирателей, но сам кандидат никаких законов не нарушил, то отменять волеизъявление народа нельзя. Иначе голосование можно будет признать недействительным вообще по любой причине.

Демократия – это не презумпция разумности выбора каждого гражданина (хотя в идеале она должна к этому стремиться). Демократия – это неотменяемость его выбора. Точно так же закон – это не справедливость и не прогрессивность судебных решений. Это непогрешимость юридической процедуры. Может быть, это и плохо. Или, во всяком случае, недостаточно хорошо. Но демократическая легитимность зиждется именно на таком несовершенном основании. Стоит его тронуть, и всё рухнет.

Так что каждый, кто до сих пор верит в демократию, должен держать кулаки за Трампа. За то, чтобы он «упирался» лучше, чем Ричард Никсон. Свалив Дональда по соображениям целесообразности, мировая элита больше не будет рисковать. Она попытается решить вопрос «популизма» раз и навсегда. И тогда одно из двух – или хаос, или мир Оруэлла.

Что же касается противников западной демократии, я бы на их месте не стал радостно потирать ладони. Любой исход тектонической трансформации Запада скажется и на странах со своим особым путем. Тем более если они такой путь только-только начинают нащупывать.

Источник: vz.ru

Добавить комментарий