От Сен Лорана до Вирджила Абло: как модные дизайнеры превращают свои коллекции в произведения искусства

Дизайнеры все чаще привлекают к совместному творчеству художников, музыкантов, поэтов и архитекторов, создавая таким образом дополнительный ажиотаж и увеличивая стоимость вещей в несколько раз. Этот тренд уже никого не удивляет. Яркий роман искусства и моды, случившийся в 1937 году в лице Скиапарелли и Дали, до сих пор вдохновляет работников fashion-индустрии. Кто бы мог подумать, что невинная просьба Эльзы к своему другу и по совместительству суперзвезде сюрреализма нарисовать что-нибудь для украшения вечернего платья, положит начало глобальной тенденции. Спустя годы красный лобстер Дали по-прежнему остается визитной карточной Дома Schiaparelli и часто эксплуатируется другими дизайнерами.

Нельзя не вспомнить Ива Сен-Лорана с его страстью к искусству и талантом видеть новое в очевидном. В 1965 году, вдохновившись картинами на тот момент подзабытого голландского абстракциониста Пита Мондриана, маэстро представил платья-трапеции, состоящие из цветных блоков. Теперь «Композицию с красным, желтым, синим и черным» знают во всем мире — собственно, как и платья Сен-Лорана.

Но самым цитируемым в моде художником по-прежнему остается Энди Уорхол. В разные годы его работы в своих коллекциях использовали Жан-Шарль де Кастельбажак, Джанни Версаче, Том Форд и Джереми Скотт, так что в этом смысле Уорхол бьет все рекорды. 

В наши дни ситуация набирает обороты.

Интеллектуал от моды Раф Симонс тоже пытался привить вверенному ему бренду Calvin Klein любовь к современному искусству. Достаточно упомянуть хотя бы рекламную кампанию American Classics, где модели в нижнем белье и джинсах позировали на фоне картин Уорхола, Ричарда Принса и Стерлинга Руби. Или масштабный проект с The Andy Warhol Foundation, благодаря которому уорхоловские «Ножи», «Поцелуй», «Электрический стул» и другие работы появились на футболках, худи, сумках-ковшах и нижнем белье.

Эксперты CFDA Awards работу Рафа оценили (в 2017 году он получил награды как лучший дизайнер мужской и женской одежды), а вот среднестатистический покупатель — нет. По словам Эмануэля Кирико, гендиректора компании PVH, которой принадлежит Calvin Klein, за прошлый год доходы бренда снизились со 142 до 121 млн долларов, а акции упали на 8%. «Слишком сложно и чересчур модно для массовой аудитории», — так Кирико описал работу бельгийца на посту креативного директора. Финал истории печален: Симонса отправили в отставку еще до истечения контракта, флагманский магазин Calvin Klein на Мэдисон-авеню закрыли, а дизайнерскую линию 205W39NYC решили ликвидировать, сосредоточив силы на дениме и белье. Теперь вещи из последней коллекции Рафа — настоящие артефакты. Счастливчик тот, кто успеет их купить. 

В прошлом году на волне популярности выставки американца Жан-Мишеля Баскии в Fondation Louis Vuitton коллекции в честь художника выпустили Comme des Garçons и Off-White. Оба бренда подошли к прочтению темы не так изящно, в отличие от Скиапарелли, и дословно процитировали картины Жан-Мишеля на футболках, свитшотах и рубашках.

«Баския — важное связующее звено в андеграундной культуре Нью-Йорка 1980-х. Творчество этого художника заложило основу существования Off-White. И наша коллекция отмечает этот факт», — прокомментировал Вирджил Абло.

Искал вдохновение в творчестве представителей арт-сцены 1980-х и Николя Жескьер: на причудливой формы платья, объемные бомберы и комбинезоны из весенне-летней коллекции Louis Vuitton нанесены принты по мотивам работ авангардной дизайн-группы Memphis.

Это творческое объединение создал в 1980 году итальянец Этторе Соттсасс, к которому присоединились архитекторы, дизайнеры и художники Микеле Де Лукки, Марко Дзанини, Альдо Чибик, Мартин Бедин, Барбара Радиче и Маттео Тун, а чуть позже — Натали дю Паскье и Джордж Соуден. Группа просуществовала до 1988 года. Отрицая буржуазные ценности и ориентируясь на повседневность, авторы Memphis увлекались комиксами, коллажами, асимметричными силуэтами, открытым цветом и ставили форму выше функциональности.

Кстати, одним из первых творчество группы оценил Карл Лагерфельд: свою квартиру в Монте-Карло он обставил исключительно их предметами. Любопытно, что в 2017 году креативный директор Valentino Пьерпаоло Пиччоли также обратился к мемфистам, в буквальном смысле слова: он пригласил дю Паскье и Соудена разработать принты для шелковых платьев, трикотажных свитеров и кожаных сумок. 

Вообще Пиччоли часто использует культурные цитаты в своих коллекциях. На последнем показе Valentino звучала музыка Иоганна Себастьяна Баха, подиум украшала светящаяся инсталляция современного шотландского художника Роберта Монтгомери «Люди, которых вы любите, становятся призраками внутри вас, и так вы сохраняете их живыми», а гостям вручали сборник стихотворений Valentino On Love, в котором Грета Белламачина, Ирса Дэйли-Уорд, Mustafa The Poet и все тот же Роберт Монтгомери говорят о любви. Часть цитат из него повторялись на романтичных платьях и пальто.

«Я начал создавать коллекцию, думая о поэзии, ведь у нее с модой много общего — это принадлежит как прошлому, так и настоящему. Вы можете найти свою собственную поэзию даже в платье», — объяснил дизайнер.

 

Полное погружение в арт устроила Миучча Прада на своем недавнем шоу в Милане. Показ весенне-летней коллекции проходил в новом выставочном павильоне Fondazione Prada, реконструкцией которого занимался Рем Колхас. Гостей усадили на надувные пуфы Вернера Пантона, переизданные специально к шоу Prada, а модели в пальто и платьях с кислотными коллажами вышагивали по подиуму под хит 1978 года Warm Leatherette группы The Normal. 

Похоже, эта модная игра с искусством стоит свеч — ведь покупая, скажем, сумку из такой арт-коллаборации, вы одновременно становитесь обладательницей аксессуара от уважаемого Дома и арт-объекта от не менее уважаемого художника. Осталось выбрать модель, близкую вам по духу.  

Источник: elle.ua

Запись опубликована в .

Добавить комментарий